Регистрация




Астрологические советы по выбору цвета одежды по дням недели
Последнее сообщение МАРИТА
24 апр 2020, 23:28

Кризис и короновирус
Последнее сообщение МАРИТА
22 апр 2020, 11:50

Выбор времени для суда
Последнее сообщение Anhel
31 мар 2020, 10:05

Брак по любви
Последнее сообщение Anhel
17 янв 2020, 06:48

Диссертация Семиры
Последнее сообщение СИЛЬФ
12 дек 2019, 17:49

Сатурн в Козероге: Время пришло!
Последнее сообщение ric
10 дек 2019, 21:05

СОЛНЕЧНОЕ ЗАТМЕНИЕ: ЧТО ДЕЛАТЬ И НЕ ДЕЛАТЬ
Последнее сообщение СИЛЬФ
12 июн 2019, 09:42

Кризис рождения
Последнее сообщение SHAMIRAM
08 май 2019, 22:53

Чем отличается Венера от II Дома? Правила финансовой ёмкости
Последнее сообщение СИЛЬФ
15 дек 2018, 21:18

Об именах небесных душ
Последнее сообщение МАРИТА
28 ноя 2017, 21:46




гороскоп


Фазы Луны (Москва)




Праздники славян

Языческие праздники

Православные праздники



Важные объявления!

МЫ ТЕПЕРЬ НА
Пожалуйста зарегистрируйтесь чтобы увидеть ссылку

ТРЕБУЮТСЯ МОДЕРАТОРЫ ЗДЕСЬ!

Дорогие форумчане! Мы стараемся делать наш форум таким, чтобы он соответствовал самым разным запросам, и каждый мог найти информацию нужную и полезную для себя. Администрация приглашает принять участие в жизни форума и пользователей. Делитесь информацией, размещайте недостающие темы, отвечайте на вопросы других пользователей. Так же администрация выражает благодарность всем активным пользователям!
Пожалуйста зарегистрируйтесь чтобы увидеть ссылку

Дорогие форумчане! На нашем форуме мастерами регулярно проводятся акции viewforum.php?f=683 Желающих учиться и получать новые знания мы приглашаем в наш учебный центр viewforum.php?f=681

Диссертация Семиры

ДИАГНОСТ
Аватар пользователя
Сообщений: 629
Зарегистрирован: 19 мар 2018, 13:53

Диссертация Семиры

Сообщение СИЛЬФ » 12 дек 2019, 17:48

2.9 СТРУКТУРНО-СЕМИОТИЧЕСКИЙ МЕТОД
Изучение того, как возникали и развивались древнейшие представле-
ния, фиксируясь в архетипические понятия, которыми доныне оперирует
наше подсознание: то есть выявление процесса дифференциации образных и
смысловых представлений, дает возможность выделения семантических ря-
дов и структурирования смыслового пространства. Исследование генезиса
архетипов – это реконструкция того, что представляет собой структура смы-
слов, хранящаяся в нашем подсознании. Поэтому, как говорил Р. Барт, изу-
чая оформленные в сознании идеи, мифология как наука становится частью
семиологии.188
Задачу структурного изучения мифологии ставил уже Э. Кассирер, го-
воря, что миф должен быть понят в его внутренней структурной закономер-
ности: "Чисто фактическое единство основных мифологических образова-
ний… будет оставаться только загадкой, пока не будет сведено к более глу-
бокой структурной форме мифологического мышления"189.
Е.М. Мелетинский также отмечает структурность мифа, делая вывод,
что мифология "в силу ее принципиальной коллективности и семиотичности
и тенденции всякий новый материал укладывать в традиционную структуру
в гораздо большей мере проницаема для структуральных исследований, чем,
например, литература"190, следуя в этом идее О.М. Фрейденберг, также по-
лагавшей, что мифология более системна, чем любое другое мировоззре-
ние191. Он подчеркивает достижения школы Н.Я. Марра192, предвосхитив-
шей структурно-семиотический подход к мифологии – которым и в даль-
нейшем пользовались русские исследователи (В.В. Иванов, В.Н. Топоров).
188 Барт Р. Миф сегодня // Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М., 1994. С. 76
189 Кассирер Э. Философия символических форм. Т. 2. Мифологическое мышление. М.; СПб., 2001. С.30
190 Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. М., 2000 С.97
191 Фрейденберг О. M. Миф и литература древности М., 1978
192 Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. М., 2000 СС.149-151
77
Структурное исследование мифологии начал К. Леви-Стросс, исполь-
зуя метод структурной лингвистики, методология которой была провозгла-
шена наиболее научной (приближающей гуманитарные науки к естествен-
ным), и привлекательность структурализма заключается в поиске широких
типологических обобщений, общечеловеческих универсалий и всеобщих
схем и законов деятельности интеллекта. Как лингвисты в языке, Леви-
Стросс различал в мифе внешний вид и лежащую в основе структуру, отда-
вая предпочтение последней (его вклад в антропологию заключался в вы-
членении структуры родства). Смысл мифа он усматривал не на внешнем
уровне доисторического повествования, а в системных взаимоотношениях
между элементами мифа. В них отражается "анатомия ума": подсознатель-
ный универсальный образ мысли людей (в чем Леви-Стросс следует идеям
Юнга). Стремление за символами обнаружить неосознаваемые глубинные
структуры роднит структурный метод с психоаналитическим.
Рассматривая миф как особое явление языкового порядка и выявляя в
нем структуру, К. Леви-Стросс постулирует, что 1) миф образован состав-
ными единицами – “мифемами”, и смысл его определен взаимоотношением
элементов между собой; 2) упорядочивание вариантов мифа приводит к
прояснению логической структуры, лежащей в его основе; 3) миф одновре-
менно диахроничен (как историческое повествование о прошлом) и синхро-
ничен (как инструмент объяснения настоящего и даже будущего); 4) всякий
миф обладает слоистой структурой, которая варьируется193 и т. д.
В структурном методе внимание с элементов переносится на системо-
приобретённые (реляционные) свойства. Для описания мифологических ар-
хетипов он актуален, поскольку смысл архетипов во многом выявляет
структура их соотношений между собой, как и набор образов внутри самого
архетипа, упорядоченный согласно структуре смыслов. Повторяющиеся
сюжеты мифов выступают как архетипические законы соотношения поня-
тий. Согласно современной философии науки, структурный подход предпо-
лагает194:
193 Леви-Стросс К. Структурная антропология. М., 1985 С.187-206
194 Шишков И.З. Современная западная философия. Очерки истории. Editorial URRS, 2004
78
1) Поиск объектов, в которых можно предполагать единую структуру
–их историческая фиксация и временное отвлечение от их развития: примат
синхронии над диахронией.– По отношение к мифологии это выявление ти-
пических образов богов, рассмотренное выше. Как писал уже Кассирер,
предвосхищая структурный метод, "деятельность символической функции
сознания в языке, искусстве, мифе выражается в том, что из потока сознания
сначала извлекаются конкретные устойчивые основные формы, наполовину
понятийной, наполовину чувственно-созерцательной природы – и в текущем
потоке содержаний образуется островок замкнутого на себя формального
единства"195. При этом актуален методологический принцип, сформулиро-
ванный В.Я. Проппом: изучение повторяющихся элементов без исчерпыва-
ния всего материала ("для нас не существенно, взяты ли нами на учет все
200 или 300 или 5000 вариантов и версий каждого элемента"196).
2) Выделение типически повторяющихся отношений и существенных
реляционных свойств элементов.– Это типические мифологические сюжеты
и их характерная семантика. (Например, сражение верхнего и нижнего мира
(Громовержца со Змеем) за ресурсы – и присущая ему семантика а) плодо-
родного дождя, б) битвы своих и чужих (которых олицетворяет бог подзем-
ного мира), в) освобождения скованных сил природы и возрождения дина-
мики мироустройства, г) столкновения добра и зла и т.д.). Если выделить 12
базовых архетипов, как это сделано выше, то таких типических отношений
между ними будет около 100 (число сочетаний из 12 = 88, плюс следует
учесть, что архетипы включают варианты мифологических образов и раз-
ветвление изначальной мифологической функции.)
Понятно, что учитывая дифференциацию образов и функций каждого
архетипа, можно было бы выделить не 12 базовых архетипов, а гораздо
больше (скажем отдельно рассматривать богов земли, времени и судьбы,
или разделить персонажей подземного мира на тех, которые хранят богатст-
ва, тех, которые имеют отношение к растительному плодородию, тех, кото-
рые заведуют душами умерших, тех, которые выполняют роль подземного
суда, тех, которые противостоят царю богов и т.д.). Но это не улучшило бы
195 Кассирер Э. Философия символических форм. Т. 2. Мифологическое мышление. М.; СПб., 2001. С.25
196 Пропп В.Я. Морфология волшебной сказки. Исторические корни волшебной сказки. М., 1998 С. 129
79
саму классификационную модель, сделав её слишком сложной еще и в силу
взаимопересечения этих функций. Вероятно, первичная классификационная
модель и не должна содержать больше 12-ти элементов, для удобства пси-
хического восприятия. А меньшее количество базовых образов не позволяет
выделить само богатство мирового мифологического наследия.
Типическое отношение должно быть в принципе находимо во всех
развитых мифологиях; и исключения подтверждают общее правило. Так в
египетской мифологии мы на первый взгляд не находим типичного сюжета
борьбы царя богов-громовержца с подземным противником за силы плодо-
родия, с семантикой битвы своих и чужих и победы добра над злом. В кон-
фликте Осириса и Сета обнаруживается перестановка понятий: бог подзем-
ного плодородия Осирис воплощает добро, а его противник Сет – зло. При
этом Сет разрубает Осириса на части как громовержец Индра – змея Врит-
ру, раскидывая их по Нилу. Не вызывает сомнений, что такое мифологиче-
ское деяние призвано пробудить плодородие воды, и смерть по традицион-
ной архетипической логике достаётся представителю нижнего мира. Но по-
скольку должно победить добро, Сет уступает трон Гору.
Как и Гор, Сет покровительствовал царской власти: сочетание иерог-
лифов их имен означало "царь", и некоторые фараоны именовали себя Се-
тами (в чем отражалась оппозиция Нижнего и Верхнего Египта). Имя Сета
стало популярно, когда в середине II-го тыс. Египет завоевали пришельцы с
Востока. Главного бога они отождествили с Сетом, и их цари стали имено-
ваться Сетами. Когда престол вернулся египтянам, они оказались вправе ут-
верждать, что Сета победил Гор197. Почему оказалось возможным увидеть в
Сете бога-царя? Ответ прост: Сет был богом дождя, и значит, египтяне, как
и другие народы, называли царем громовержца! Но стихийный дождь был
не в почёте у земледельцев, сориентированных на планомерные разливы
Нила, и позитивная роль досталась богу не небесных, а нижних вод. В оппо-
зицию ему громовержец предстал богом чужих стран и злодеем. Поэтому на
царском троне остался естественный предшественник громовержца: бог
охоты – сокол Гор (см. § 3.4).
197 История древнего Востока (под редакцией Г.М.Бонгард-Левина) М.1988 Т.2 Глава "Египет".
80
Ставя акцент на постоянстве отношений между элементами, струк-
турный метод считает сами элементы более случайными (что доказывает
вышеприведенный пример: местные условия изменили образы богов, сохра-
нив логическую структуру ключевого взаимоотношения). Но всё же это ут-
верждение структурного метода более справедливо в отношении языка198,
чем в отношении мифологии, где образы богов обычно столь же типичны,
как и сюжеты отношений между ними. И, как указывал Кассирер, одна и та
же форма связи может внутренне меняться, попадая в разные взаимосвязи
форм199. Тем не менее, если перейти к архетипам как элементам психики
или современным понятиям, утратившим изначально-образную компоненту,
структурный метод прав в том смысле, что образы архетипов изменчивы во
времени, а между современными абстрактными понятиями сохраняется по-
стоянство тех же семантических отношений, что и между древними богами.
Например, божественный кузнец, символизирующий искусственно
создаваемые шедевры мастерства и установления культуры, кует оружие
царя богов, воплощающего общественный порядок, для борьбы с силами
хаоса или врагами. Аналогично культура формирует внутреннюю стабиль-
ность общества и поддерживает его перед лицом других народов. Однако
реже бывает, что, соблюдая принцип высшей справедливости и равного за-
кона по отношению ко всем, кузнец обслуживает и врагов громовержца – и
культура формирует те силы и законы, которые меняют социальный строй,
если эти принципы не соблюдаются, заведуя радикальными перестройками
глубинных структур. Так отношение помощи, существовавшее между ми-
фологемами кузнеца и царя богов и возникшее из их социально-
исторических функций, и сегодня проецируется в сферу социальных функ-
ций в практически неизменном виде (культура помогает существованию
общества).
Этот пример также показывает, что архетипические отношения далеко
не всегда носят характер противопоставления, имея столь же разнообразную
семантику, как и архетипические образы. Поэтому базовое отношение меж-
198 Так Леви-Стросс указывал, что аналогичные логические структуры могут создаваться посредством раз-
ных лексических ресурсов.— Леви-Стросс К. Структурная антропология. М., 1985. С.154
199 Кассирер Э. Философия символических форм. Т. 2. Мифологическое мышление. М.; СПб., 2001. С.31
81
ду элементами и не следует считать бинарной оппозицией. Правильнее бу-
дет называть его просто аналогией (вслед за М. Фуко, который выделяет 4
варианта отношений подобия200, и оппозиция предстает одним из них).
3) Систематизация и построение структуры отношений путем фор-
мально-логического или математического моделирования, применение ко-
торой должно охватывать все наблюдаемые явления.– Здесь актуален взгляд
Кассирера, что всю мифологию пронизывает структурно единая модель
восприятия. Современный исследователь мифа К. Хюбнер считает: "В осно-
ве мифа лежит всеобъемлющая и замкнутая система чувственных и поня-
тийных форм, в которую можно включить многообразие мифологического
опыта и только тогда сделать данный опыт возможным. Это означает, что
миф, как и наука, предполагает определенную и эксплицитную онтологиче-
скую структуру"201. Это одна из главных особенностей логики мифа, даю-
щая возможность развернутого структурного описания мифологии.
4) Выведение из структуры теоретически возможных следствий и их
проверка (практическому применению архетипического подхода (выявлен-
ной семантики мифологических архетипов) посвящена глава 4). Глубинные
архетипы помогают расшифровке культурных кодов, развивая семиотиче-
ский подход к культуре. Рассмотрение изначальных понятий сознания в
системе – один из способов структурирования культурного пространства.
Р. Барт понимал структурный метод в самом широком смысле как мо-
делирующую деятельность, без которой невозможно законченное представ-
ление. Как наиболее строгий метод гуманитарных наук, структурный под-
ход ставит вопрос о классификационной модели, которая бы могла охватить
структурными отношениями все свои элементы. Создатель философии сим-
волических форм Э. Кассирер видел в такой модели идеал полной система-
тичности, целостной философской системы, которая "позволила бы одним
взглядом охватить все формы в целом, но выявляла бы при этом соединяю-
щее их друг с другом имманентное отношение, а не связь с каким-то внеш-
ним «трансцендентным» бытием или принципом", где "каждая форма полу-
чала бы смысл исключительно благодаря занимаемому ей в этой системе
200 Фуко М. Слова и вещи. СПб., 1994 СС.54-66
201 Хюбнер К. Истина мифа. М., 1996 С.57
82
месту, а ее содержание и значение характеризовались богатством и своеоб-
разием отношений и взаимосвязей…" "В результате мы получили бы нечто
вроде грамматики символической функции, в которой были бы охвачены и
обобщенно соопределены все ее особые выражения и идиомы, данные в
языке и искусстве, мифе и религии"202.– Эта перспектива смыкается с зада-
чей описания мифологических архетипов в системе, поскольку архетипы
есть символические функции и мифология дает возможность вычленить их
повторяющиеся отношения между собой.
Долгое время считалось, что системы классификации могут быть
только социальными по происхождению и исторически обусловленными.
Так Э. Дюркгейм и М. Мосс указывали, что определенную модель мирового
порядка предлагает общество, как отражение тех структурных принципов,
которыми оно само организуется и упорядочивается. Члены общества поль-
зуются единой классификационной системой, и, будучи эманациями “кол-
лективного разума”, классификационные схемы отражают и сохраняют то
общество, в котором они разрабатывались203. Леви-Стросс сделал в этом от-
ношении шаг вперед, утверждая, что социальными системами классифика-
ции управляет универсальная логика (и её выявляет структура мифологии).
Современная социальная антропология признает, что существуют
единые для человечества классификационные модели, как и врожденная
способность к классификации, без которой индивидуум не мог бы воспри-
нять пространственно-временные и социокультурные различия. Как заклю-
чают западные антропологи Р. Нидам и Дж. Оверинг: “Насколько одни и те
же категории возникают среди разных людей, нам остается заключить, что
классификация отражает некие всеобщие принципы, лежащие в основе че-
ловеческого восприятия”204. Р. Эллен считает, что систематизация присуща
врожденной познавательной способности, хотя классификационные модели
возникают и из взаимодействия между индивидуальным опытом, лингвис-
тической формой, культурной традицией, социальным контекстом и усло-
виями жизни. Для этого исследователя классификационная функция укоре-
нена не в социально-культурном окружении, но в человеческом теле (его
202 Кассирер Э. Философия символических форм. Т. 1. Язык. М.; СПб., 2001. СС.19, 22-23
203 Durkheim, E. and Mauss, M. Primitive classification. London: Routledge, 1970 С.66, 85
204 Overing J., Needham R. Social and cultural antropology. London and New York, 2000 С.38
83
ритмах, психосоматике и конституции) и телесном опыте окружающего ми-
ра205.
Такой подход смыкается с психоаналитическим. Он возвращает к
взгляду Э. Кассирера, что структурно единая модель мифологической Все-
ленной восходит к строению человеческого тела206 (этот вывод мифологам
позволяют сделать упомянутые вначале мифы о происхождении мира из те-
ла первочеловека). Данная диссертация, рассматривая генезис архетипов,
также уделяет внимание физиологии их формирования.
Для создателя философии символических форм "пространство мифа
предстает как совершенно структурное пространство": в котором возмож-
но выделить структуру связи всех его элементов, подспудно присутствую-
щую также в религии, искусстве, языке и научном познании. В строении
мифического пространства он обнаруживает единую структуру, по которой
строится модель всего космоса. "Стремление подчинить все бытие общему
пространственному порядку, все события – общему временному порядку…
достигает своего совершенного воплощения… в структуре астрологической
картины мира; хотя его истинные корни уходят глубже, в нижний, перво-
бытный пласт мифологического сознания"207 и видны уже в языке.
Космогоническая модель творения мира, взятая нами за основу мифо-
логической классификации, проступает в структуре Зодиака. Астрологиче-
ский символизм не изначален, он является поздней проекцией мифологиче-
ского сознания, началом его перехода в стадию науки: длившегося около
трех тысячелетий. Но миф принципиально космичен: по словам Мелетин-
ского, "космическая модель составляет ядро мифологической модели ми-
ра"208. Поэтому первые системы мифологических образов предложили древ-
ние зодиаки: на родине классификаций, в Шумере: откуда навыки класси-
фикации, как и астрономические расчеты переняли греки, уже в III-м тыс. до
н.э. солнечный цикл делился на отрезки, сопоставлявшиеся богам-
планетам209. Исторически, астрология явилась первой попыткой рациональ-
205 Ellen, R. The Cultural Relation of Classification. Cambridge University Press, 1993
(‘Classification’ in Barnar A. and Spencer J. Encyclopedia of Social and Cultural Antropology, London, 1997)
206 Кассирер Э. Философия символических форм. Т. 2. Мифологическое мышление. М.; СПб., 2001 С.104
207 там же, С.95
208 Мелетинский Е.М. Поэтика мифа М., 2000 С. 156-157
209 Ван-дер-Варден Б. Пробуждающаяся наука Т. II. Рождение астрономии. М., 1991
84
ного отношения к хаотическому мифологическому багажу, его упорядочи-
вания в Зодиак и определения богам и силам природы места во времени и
пространстве. Как переходная стадия между мифологическим мышлением и
современным, она помогает выстроить мост между ними и сделать шаг к
пониманию мифа с его позиции.
Анализ показывает, что большинство традиционно выделяемых ми-
фологических образов (громовержец, бог подземного мира, божественные
близнецы и др., не говоря уже об астральных божествах Солнца, Луны и
Звезды-Венеры) целиком соответствуют какой-либо зодиакальной мифоло-
геме. Общемифологической логике подчинены даже поздние названия эк-
липтических созвездий, так как древние соотнесли участки солнечной орби-
ты с теми образами, которые были для них существенно значимы, то есть
архетипичны. И поскольку структура Зодиака отразила последовательность
космогонических фаз, стадии генезиса мифологических образов, соответст-
вующие историческим этапам первобытного обустройства человеческого
мира, легко проецируется на зодиакальный круг – коррелируя с обратной
последовательностью знаков. То есть, наиболее древние образы: великой
матери-Моря, творца-Неба, первопредка, определяющего судьбу людей че-
рез навыки выживания на Земле и др., соответствуют концу зодиакального
круга (Рыбам, Водолею, Козерогу и т.д.), а боги с наиболее новыми архети-
пическими функциями – образ богини любви или идеального воина, демон-
стрирующие поэтизацию чувства любви или развитие нравственных идеа-
лов,– его началу (Тельцу и Овну). Астрономическую аналогию этого можно
усмотреть в цикле прецессии (смещения точки равноденствия относительно
эклиптических созвездий), а культурную – в египетской традиции (дендер-
ском календаре 1 в.), где спираль космогонического развития тоже развора-
чивается в порядке, обратном движению солнца по созвездиям эклиптики.
Наблюдения подтверждают, что в бессознательном хранится и в соз-
нании воспроизводится мифическая последовательность творения, соответ-
ствующая эпохам древнейшей истории и коррелирующая с зодиакальной
классификацией архетипов. На первое указывает например, Дж.Кемпбелл210:
последовательность мифических образов повторяет человеческое развитие.
210 Кэмпбелл Дж. Мифический образ. М., 2002 C.3
85
На второе – психологический опыт работы с людьми в трансовом состоянии
и арт-терапии: когда внутренние стадии переживания или образы рисунков,
выявляющие решение глубинных проблем личности, сменяют друг друга в
последовательности, аналогичной историческим этапам рождения мифоло-
гических образов согласно архетипическим фазам мифологического творе-
ния и зодиакальной последовательности211. Последняя, выявляя естествен-
ную психологическую и духовную классификацию образов и символов, по-
зволяет интерпретировать символический смысл этих фаз, то есть понимать
и описывать значение этих стадий для развития личности конкретного чело-
века и предвидеть направление и цель естественного, ненаправляемого пси-
хического процесса.
Как писал Дж. Кэмпбелл, "мифологические символы – не продукт
произвола; их нельзя вызывать к жизни волею разума, изобретать и безнака-
занно подавлять. Они представляют собой спонтанный продукт психики, и
каждый из них несет в себе в зародыше нетронутой всю силу своих перво-
истоков"212. Это относится и к мифологическим сюжетам, как и к общей
космогонической модели соотношения образов богов или архетипических
энергий между собой: её нельзя произвольно изобрести, а можно только вы-
явить. Поэтому закономерно, если она присутствует в нашей жизни как
строение солнечной системы, влияющей на земные процессы, или как
структура Зодиака, символизирующая смену времен года: через которую
наша психика издревле склонна воспринимать цикл времени как таковой.
То, что зодиакальная классификация Междуречья или Египта сумела
соотнести небесную сетку эклиптических координат солнца с определенны-
ми качествами божеств, сегодня уже представляется не заблуждением, но
культурным достижением мысли древних. Это подтверждает ту идею, что
архетипы фиксировались в древнейшем сознании не просто как пройденные
ступени: которые были бы забыты, если бы не происходило их постоянной
актуализации. Но события природной, социальной и частной жизни виде-
лись как актуализация глобальных и вечных, но вполне определенных зако-
нов. А неизменные законы движения видимым образом демонстрировали
211 Федорова Г. Холистический массаж: индивидуация и инициация. СПб., 2001 С.116
212 Кэмпбелл Дж. Мифический образ. М.: Аст, 2002 С. 12
86
планеты, именно поэтому 5 тысяч лет назад в древнем Шумере оказалось
возможным соотнести архетипы богов как качественности мира с космиче-
ской динамикой. И это было не менее великим философским открытием
первого абстрактного знания, чем сам расчет движения планет или вычис-
ление затмений, послужившие толчком к развитию математики: оно показа-
ло, что физические процессы Вселенной имеют аналог в сознании человека.
Оно впервые соотнесло законы движения со сферой смыслов.
В поисках универсальной структурной модели описания мифологии
можно использовать эти первые из исторически известных классификации
мифологических образов: поскольку, как указывал Э. Кассирер, присущая
мифологии внутренняя структурность "находит завершенное классическое
выражение в астрологической картине мира… Предопределенность бытия
действует для индивидуума так же, как она действует для вселенной... Что
бы мы ни рассматривали: порядок природных стихий, порядок времен, со-
став тел или типичные свойства, виды «темперамента» у людей – мы всегда
будем находить в них одну и ту же изначальную схему членения, одну и ту
же «артикуляцию», накладывающую на все частное отпечаток целого"213.
Таким образом, астрологическая традиция является универсальной системой
аналогий, сводя воедино все их типы, и хоть она была отвергнута наукой
Нового времени вместе с самим принципом мышления по аналогии (как это
показал М. Фуко), она закономерно может возродиться для науки вместе с
научным изучением и реабилитацией этого принципа. То есть, понимаемая
как мифология (современная семантическая проекция древнейших архети-
пов), астрологическая традиция с её расчётными методами может занять ме-
сто в ряду гуманитарных наук как наиболее строгая из них. В русле симво-
лического подхода, базой которого служит мифология, понимал астрологию
К.Г. Юнг: "Астрология, как коллективное бессознательное, к которому об-
ращается психология, состоит из символических конфигураций: планеты –
это боги, символы власти бессознательного"214,– находя в них аналогию ми-
фологических архетипов.
213 Кассирер Э. Философия символических форм. Т. 2 М.; СПб., 2001 С.104-105
214 Jung C.G. Letters. Letter to Andre Barbault, 26 May 1954. London, RKP СС.175-177
87
Как показано в авторской книге215, типические образы богов, традици-
онно выделяемые мифологией, и сюжеты отношений между ними хорошо
ложатся в структуру соотношений в круге зодиака. В свою очередь эта мо-
дель способствует лёгкому усвоению мифологии, сводя хаотическое множе-
ство ее образов в стройную систему и позволяя провести в ней четкие на-
правляющие линии. Это позволяет использовать систему зодиакального
круга как удобную модель для структурной классификации мифологических
образов, исторически изначальную и достаточно простую.
Обобщение образов мифологии и их архетипических смыслов в сис-
теме зодиакального круга практически удобно потому, что эта модель по-
зволяет наглядно представить структуру их соотношений между собой, ко-
торую выявляют повторяющиеся во всех развитых культурах мифологиче-
ские сюжеты. Структура круга – наиболее простая и наглядная структура
для представления отношений между равноправными элементами, а модель
12-ти элементов отражает структуру самой мифологии – для которой харак-
терен образ мирового древа, связанного с числом 12 и подробно изученного
В.Н. Топоровым216. Эта модель содержит архетипическое 3-членное движе-
ние во времени (прошлое-настоящее-будущее), или мифологически по вер-
тикали (небо-земля-подземный мир) – и горизонтальный, статический раз-
ворот пространства, основанный на разнесении противоположностей и в
мифологии описываемый образом 4-х сторон света. В такой структуре все
компоненты связаны между собой функциональными соотношениями: пре-
емственности или родства, оппозиции или борьбы217. Эти структурные со-
отношения актуализируют многообразные грани смысла мифологических
образов и сюжетов. Круговая структура времени, в которую они в итоге свя-
зываются, может выступать как модель структуры нашего бессознательного,
где можно выявить разные уровни смысловой сложности.
Правда, чтобы не допускать упрощения мифологии, ещё раз подчерк-
нём, что структура зодиакального круга даёт лишь формально-логическую
модель соотношений, каждое из которых в мифологии наполнено уникаль-
215 Семира и В.Веташ. Астрология и мифология. СПб., 1998
216 Топоров В.Н. О структуре некоторых архаических текстов соотносимых с концепцией мирового дерева
// Труды по знаковым системам, V, 1971, C. 9-62
217 Семира и В. Веташ. Натурфилософские аспекты числа 12 // Астрология. Век XX. М., 1991 С.183-191
88
ным смыслом, и следует избегать образно-смыслового сведения мифологии
к астрологии, как значительно более позднему историческому пласту созна-
ния. Выявлять же в образах астрологии ее мифологический и архетипиче-
ский, то есть культурно-исторический пласт, напротив, продуктивно для
развития этой сферы знания, ставшей сегодня популярной. Сегодня в куль-
турологии пока принят только исторический способ изучения таких сфер, но
он не раскрывает сути актуального интереса к ним и правомочности или
ложности их идей. А систематическое изучение мифологических архетипов
позволяет ввести в эти области критерии оценки.
Пожалуйста зарегистрируйтесь чтобы увидеть ссылку

МОЙ КАБИНЕТ viewforum.php?f=1313

ДИАГНОСТ
Аватар пользователя
Сообщений: 629
Зарегистрирован: 19 мар 2018, 13:53

Диссертация Семиры

Сообщение СИЛЬФ » 12 дек 2019, 17:49

2.10 АКСИОЛОГИЧЕСКОЕ ЯДРО АРХЕТИПА
Окончательное формирование семантических полей невозможно без
аксиологического подхода: он выявляет ключевую идею, объединяющую
мифологические образы в единый архетип, и формирующую их актуаль-
ность. Как говорит Е.М. Мелетинский: "Мифологические символы функ-
ционируют таким образом, чтобы личное и социальное поведение человека
и мировоззрение (аксиологически ориентированная модель мира) взаимно
поддерживали друг друга"218.
Система первичных понятий аксиологична в своей основе: архетипы,
выявляемые древнейшей мифологией или глубинной этимологией, мы мо-
жем назвать вечными именно потому, что они несут в себе неотъемлемый
ценностный смысл. Как показывает развитие мифологии, нравственные по-
нятия вызревают внутри мифологических архетипов – так образ идеального
человека формируется в мифологеме непобедимого воина, объединяющего
народы: развивая понятие личного "я" и подводя вплотную к монотеистиче-
ским религиям. Или образ воинственной богини плоской любви и страсти
приобретает черты верной супруги и любящей матери.
Согласно Р. Барту, миф исходит из "ценностей", заменяя их "фактами"
("воспринимается как система фактов, будучи на самом деле семиологиче-
ской системой"219), и из смыслов, регрессирующих к образной форме220. И
218 Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. М., 2000 С. 169
219 Барт Р. Миф сегодня // Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М., 1989, СС.72-130 С.98
220 там же, С.82
89
процесс актуализации архетипов в психике человека нельзя рассматривать
вне их ценностного смысла. Сама активизация восприятия и психических
пред-понятий, дающих нам возможность осознавать воспринятое, носит
ценностный характер. Каждый глубинный архетип задаёт особую ценност-
ную позицию, на которую мы вынуждены встать для понимания и развития
религиозных или философских идей, производных от данного архетипа. Ба-
зовые архетипы таким образом предопределяют разный угол зрения или
"горизонт" пред-понимания (согласно термину Гуссерля), что является
предпосылкой существования различных мировоззрений: научно-философс-
ких, религиозных или национальных. И это предопределение носит большей
частью бессознательный характер (мы не осознаём "эмоциональную матри-
цу" идей, хотя способы проецировать их ценностный вектор). Поэтому под-
ход к мифологическому наследию с глубинно-генетической позиции, даже
более, чем с литературной и этнографической, ставит вопрос, каковы уни-
версальные представления человека о том, какой должна быть его жизнь.
Сегодня аксиологический подход признается значимым во всех гума-
нитарных сферах. Именно нравственное чувство дает безусловный критерий
истинного – что актуально для гуманитарных наук, рассматривающих свои
объекты в изменении и динамике взаимодействия. Без этого критерия, лю-
бая интерпретация в этих сферах предстает случайной, и следуя экзистенци-
альному подходу, некоторые исследовали смыкают систематизирующую
работу мысли с художественным творчеством: “Поскольку мы создаем сис-
темы классификации, которые случайны, множественны, моментальны, свя-
заны с контекстом и непостоянны, каковы феноменологические следствия
этого разнообразия и условности?… Мы классифицируем, определяем мир в
категориях, зная о невозможности сделать это раз и навсегда, и таким обра-
зом продолжаем создавать “мир как произведение искусства”, как сказал
Ницше.”221 При таком подходе не только сфера мифологии, лишенная уко-
рененности в настоящем и как бы необязательная для жизни человека, мыс-
лится случайной – такое же отношение распространяется на культуру в це-
лом и гуманитарные науки. Поэтому идеи В. Виндельбанда и Г.Риккерта о
культуре как царстве ценностей не теряют актуальности.
221 N. Rapport, J. Overing. Social and cultural antropology. London and New York, 2000 С.40
90
Архетипические смыслы помогают возродить вневременной смысл
происходящего, и именно в этой сфере самым последовательным её про-
должением является религия, а в современном мире – литература. Посколь-
ку мы описываем систему общечеловеческих ценностей, их можно считать в
глубине своей неизменными – хотя они проявились в истории человечества
определенным образом и сегодня, не теряя внутренней связи со своей веч-
ной сутью, они эволюционируют во времени вместе с человеком.
Эту идею иллюстрирует представление Бердяева о раскрывающейся в
мифологии связи человека "с тем первоначальным процессом творения и
образования мира, который лежит глубже самого отвердения материи, с ко-
торого научное сознание начинает рассматривать процесс эволюции мира"222
(и представление Бердяева или Ф. Шеллинга о становящемся Боге).
Духовно-нравственный аспект мифологического сознания наиболее
откровенно продолжается в литературе, яркие образы и сюжеты которой яв-
ляются архетипическими (на что указывали уже романтики и К.Г. Юнг). Ли-
тература близка мифу как неразделенное образно-смысловое познание жиз-
ни, в ее круговращении вокруг одних и тех же внутренних психических
структур, отвечающих экологии существования. Нравственность и совесть,
к которой она апеллирует, с позиции мифологического мышления можно
понимать как явление "совета" с "инфра-логикой" этих структур, небреже-
ние к которой демонстрирует общество потребления.
Выявление древнейших архетипов позволяет в каждом шаге эволюции
культуры различить изначальное концептуальное ядро, вокруг которого
формируются более поздние мыслеобразы. Но поскольку архетипы – мета-
физические трансцендентные сущности, то и мифология описывают над-
временной процесс, который не только произошёл однажды, но и происхо-
дит постоянно: сейчас, как и много тысячелетий назад. Потому формирова-
ние мифологического архетипа нельзя описать так же хронологически чёт-
ко, как, скажем, начало выплавки металлов или изобретение колеса. Этот
процесс нелинеен и совершает повторы: человечество периодически воз-
вращается к одним и тем же образам и идеям мира, переосмысливая преж-
ние символы и наделяя новым смыслом старые понятия. Поэтому говоря об
222 Бердяев Н. Смысл истории. М., 1990 С.63
91
историческом процессе, который описывает мифология, мы имеем в виду
последовательное обогащение смыслом древних праобразов, каждый из ко-
торых на определённом этапе достигает пика своей значимости и фиксиру-
ется в понятие, которое остаётся актуальным и по сей день. Это понятие
проецируется в разные сферы: на жизнь общества, культуру и психику че-
ловека – но суть его остаётся неизменной. Если есть такая суть: некогда
возникшая и доселе актуальная – мы и называем понятие глубинным или ба-
зовым архетипом.
Каждый конкретный исторический случай в чём-то отходит от общей
модели. Однако это не мешает рассмотреть мифы разных народов в общем
русле, потому что все архетипические образы так или иначе представлены у
всех народов. Сложность представляет то, что каждый последующий архе-
тип вбирает в себя черты предыдущих. Именно поэтому мы находим в ми-
фологии ту видимую путаницу, в которой трудно разобраться даже специа-
листам. И здесь ключ в том, что включая в себя предшествующие архетипы,
новое понятие организует их иной, лишь ему свойственной идеей.
В этой идее – актуальный для нас смысл архетипа, она формирует его
главный типаж мифологического божества. При этом сопутствующие ему
образы могут повторяться от одной стадии развития к другой, всякий раз
наделяясь новым смыслом. Ещё раз подчеркнём, что история первообразов
может быть рассмотрена только с точки зрения генезиса психики и мышле-
ния. Именно так архетипы выстраиваются в систему. Если же не проявлять
настойчивого внимания к стержню развития ценностных смыслов, чуть не
все типы богов можно так или иначе отнести к палеолиту, и корни их теря-
ются в элементарных представлениях о природе, которые существовали
столько, сколько сам человек.
Пожалуйста зарегистрируйтесь чтобы увидеть ссылку

МОЙ КАБИНЕТ viewforum.php?f=1313

Пред.

Вернуться в Статьи, не вошедшие в другие разделы

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


@Mail.ru